le_ra (le_ra) wrote,
le_ra
le_ra

из истории северонемецких земель - про пионера Клинке, капельмейстера Пифке и кружку Эсмарха

Раз уж я взялся писать о войне 1864 года и битве при Дюппене, то наверное стоит упомянуть пару персон, получивших прямо или косвенно известность в связи с этими событиями. Причем известность, выходящую далеко за пределы их прямого участия в военном конфликте.
Пионер Карл Клинке - это классический образ пионера-героя, раздутый сперва прусской, затем общенемецкой пропагандой в преддверии всех прочих баталий второй половины XIX и первой половины XX веков. Описание подвига в каноническом варианте входило в немецкую школьную програму и бравые гитлерюгендовцы исправно строчили сочинения на тему "Почему надо быть таким, как пионер Клинке!"
С сегодняшней точки зрения его назвали бы террористом-смертником. Итак, официальная версия такова: Когда начался общий штурм позиций у Дюппеля, прусские войска довольно быстро захватили укрепления I, III и IV, но форт номер II еще держался. Более того, командовавший им датский лейтенант Анкер ("Якорь", знаковая фамилия, в точности по закону жанра) остановил бегущих солдат, заставил поднять брошеные уже ружья и организовал плотный ружейно-пушечный огонь в упор по атакующим колоннам. Однако небольшой группе пионеров (саперов) под командой лейтенанта Дауна (в данном случае фамилия в виде исключения ничего не значит!) уже сумела пролезть вплотную к валу и палисадам. Тут рядовой Клинке схватил мешок с порохом и бросился на пулемет вал, подоравав его вместе с собой и обеспечив брешь, необходимую для атаки. "История" донесла даже его последние исторические слова - "Ick bin Klinke. Ick öffne dit Tor!“ (Меня зовут Клинке, я открою ворота, произносится с характерным берлинским "иканьем"). Klinke - по-немецки "дверная ручка".
На самом деле все было совсем не так. То есть действительно был такой сапер Карл Клинке и он действительно погиб при штурме укрепления номер II. Но мешки с порохом таскали совсем другие люди, а непосредственный герой по имени Вильгельм Китто, заложивший заряд под бруствер укрепления вообще почти не пострадал, не считая слегка обгоревшей униформы. Но пропаганде нужен был именно мертвый герой...
***
Иоганн Готфрид Пифке был персоной куда более колоритной, чем какой-то там пионер. И в штурме окопов Дюппенa его роль была пожалуй даже большей, принимая во внимание психологический аспект ведения военных действий. Он был не просто капельмейстером, а главнокомандующим музыкальных сил прусской армии. При Дюппене под его началом было порядка трехсот человек. Как композитор он прославился, разумеется, прусскими военными маршами. Один из них - Дюппенский марш - был написан специально для этой битвы. В дни, предшествовавшие штурму, стоило ненадолго смолкнуть дальнобойным орудиям на Броакере, как по бедным датским ушам начинали ездить оркестранты Пифке, выдвинутые прямо к линии немецких окопов. Датчане тихо зверели, стреляли из собственных пушек на звук и даже пытались делать вылазки, чтобы заткнуть наконец проклятых музыкантов. По легенде, низко летящее ядро даже выбило из руки Пифке дирижерскую палочку. Но это его не остановило. 18 апреля музыканты Пифке заиграли сигнал к атаке и пошли сами вместе со второй волной атакующих. На этот раз Пифке дирижировал шпагой (видимо палочки кончились).
Всего через два года после победы над Данией у Австрии с Пруссией, точнее между северной и южной фракциями Германского Союза случился небольшой междусобойчик, который Пруссия выиграла со счетом 37000:71000. Пифке и тут отличился. Победившие пруссаки устроили воинский парад на поле Маршфельд прямо перед воротами Вены. Маршировали они под музыку Пифке, который и сам дирижировал и братца своего Рудольфа Пифке, также музыканта и к тому же здоровяка ростом под метр девяносто тамбурмажором пустил. Не удивительно, что венские обыватели увидев и услышав марширующую колонну говорили друг другу "пифки идут". Так фамилия Пифке стала нарицательным этническим прозвищем с негативным оттенком, вроде "хохол" или "кацап" и используется до сих пор австрийцами и южными немцами для обозначения пруссаков или просто выходцев из северной Германии.
***
Мы привыкли думать, что толчок к развитию военно-полевой медицины дала Крымская кампания. Пирогов, Даша Севастопольская, Флоренс Найтингейл и иже с ними. А война 1864 оказалась следующим крупным боестолкновением, в котором раненые уже могли пожать плоды усилий отцов/матерей-основателей, а коллеги оных - углубить эти усилия. В частности при Дюппене уже присутствовали наблюдатели только что основанного Международного Красного Креста, причем с обеих сторон.
А еще с прусской стороны работал кильский хирург Фридрих Эсмарх, выдающийся врач и изобретатель. Кое-кто наверное слышал про кружку Эсмарха, она же - клизма, но на самом деле Эсмарх изобрел еще много чего полезного: кровоостанавливающий жгут, эластичный бинт, треугольную (косыночную) повязку, медицинские ножницы - вещи, составляющие основу любой аптечки. Да и сама идея индивидуального перевязочного пакета, который должен быть у каждого солдата принадлежит ему. По результатам войны Эсмарх сформулировал принципы оказания первой медицинской помощи, как ее понимают сегодня. Странно, но тем не менее факт - до Эсмарха никто этим не заморачивался.
Кроме того на его счету - наркозная маска и даже использование пакета со льдом для охлаждения ран. Последнее принесло ему на родине ироничное прозвище „Fiete Isbüdel“ (Фите Ледяной Мешок).
Много лет спустя, уже солидным и уважаемым человеком, тайным советником от медицины, Эсмарх основал немецкое общество спасателей и самаритян - прообраз "Скорой Помощи".
Вот только спасти свою первую жену от туберкулеза Эсмарх не сумел. Правда, через некоторое время на скромного врача положила глаз принцесса Генриетта фон Шлезвиг-Гольштейн-Зондербург-Августенбург, родная тетка последней немецкой императрицы. Так что кайзеру ничего не оставалось, как возвести Эсмарха в благородное сословие, чтобы брак не выглядел мизальянсом. Прожили они, как ни странно, долго и счастливо и скончались уже в следующем веке, но до потрясений Великой Войны. А сегодня именем фон Эсмарха названа улица в Киле, где стоит университетская клиника, а также клистирная трубка.
Хотя такого человека не грех вспоминать и почаще!

Tags: germany, историческое, о немецкой жизни
Subscribe

  • Дневник наблюдений вредного препода

    Давненько не злорадствовал по поводу студиозусов. В принципе понятно почему - то локдаун, то каникулы, я их давно в глаза не видел. Но вот начался…

  • Памятник вилке

    Тем, кто заметил мое временное отсутствие в сети сообщаю, что мотался по служебным делам в южном направлении и некоторое время провел на чудесном,…

  • 2500

    Отпуск - самое время для наблюдений за окружающей биотой. Детки уже шутить начинают, дескать все нормальные люди покемонов ловят, а мама с папой, как…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments