le_ra (le_ra) wrote,
le_ra
le_ra

Category:

Colius striatus

У всякого, кто отправляется в дальние края с бердвотчерскими или иными природно-познавательными намереньями, как правило, есть некая личная цель. Не пресловутые Big Five, а свой персональный фаворит, target species, не обязательно редкий или импозантный, но по какой-либо причине интересный тебе лично. И увидеть, а то и запечатлеть оного хочется не ради галочки в личном рейтинге (хотя иногда и это тоже), а исключительно из симпатии к объекту, как таковому. А лучше не просто мельком увидеть, но и понаблюдать поподробнее. Тем более интересно, если об этом роде/виде известно сравнительно мало. Так что тут даже лучше, если вид мелкий и не слишком заметный.
Еще на стадии подготовки к броску «на ту сторону экватора» я уже знал, что имею хорошие шансы увидеть существо, в котором, судя по названию, некоторым образом сочетаются черты зверя и птицы. Нет, я имею в виду не утконоса, как может быть кто-то из вас подумал, тем более местом действия будет опять Капская провинция, а не Австралия. А главным героем повествования будет Бурая Птицемышь.

Первый раз я увидел ее вот так: нечто мелкое, пушистое и длиннохвостое, принимающее песочно-пылевую ванну. Против солнца – действительно очень похожа на мыша!

Потом оно подняло голову и посмотрело в мою сторону.


Тут уже ошибиться сложно – Птицемышь это, конечно, более птица, чем мышь.
А вот дальше начинаются непонятности. Признав за ней принадлежность к классу пернатых, орнитологи принялись спорить, чей она родственник и куда ее отнести. Несмотря на скромные размеры воробьиные отпали сразу – глотка у них не певчая. Хотя птицы они разговорчивые, издают звуки как в полете – длинные сигналы типа «тсу! Тсу!», так и в процессе шныряния по кустам «цик! Цик!». Клювы небольшие, но очень подвижные, на манер попугайских – питаются птички почти исключительно мелкими ягодами, орешками и прочими семенами. Как и попугаи птицемышы используют клюв в качестве дополнительной конечности при лазаньи. Особая подвижность клюва достигается наличием «лишнего» сустава в нижнем подклювии, который кроме птицемышек есть только у водорезов – довольно специфичных родственников чаек и крачек. Еще птицемыши умеют пить горлом, как голуби, хотя делают это не часто – как правило им хватает влаги из фруктов и сочных листьев.

Обмен веществ скорее мышиный, чем птичий. Подобно колибри птицемыши ночью впадают в оцепенение, понижая температуру тела и экономя энергию.
Еще более удивительны лапы. Обычно у птиц три пальца повернуты вперед и один – назад. Попугаи обхватывают ветки хватом «два на два». Дятлы для большей устойчивости на коре также разворачивают назад два пальца и подпираются хвостом. Стрижи, садясь на скальный карниз заякориваются всеми четырьмя пальцами, развернутыми вперед.
Птицемыши умеют делать все вышеперечисленное! Два внешних пальца на лапе у них вращаются независимо от прочих, что позволяет им довольно сложные манипуляции – брать ягоду в горсть, лазить по веткам в очень густом кустарнике (не перепрыгивать с ветки на ветку, а именно лазить, как мышки).

Птицемышь нашла дикую фигу!

Крылья у птицемышек короткие, а хвост, наоборот, длинный.

Летают они неплохо, но дальних странствий не предпринимают, кочуют по мелколесью в поисках зрелых плодов. Интересно, что анатомия грудины у них похожа на таковую у бородатковых птиц (которые – родственники дятлов). Словом опять ничего не понятно.
В конце концов ради двух родов и шести видов пришлось придумать даже не семейство, а отдельный отряд птицемышей (Coliiformes), который втиснули условно куда-то между голубями и кукушками. Точку в вопросе поставил немецкий палеонтолог Петер Бальман, который внес в род Птицемышь ископаемую птичку из Миоцена под именем Colius palustris намекнув тем самым, что группа эта довольно древняя (минимум 20 миллионов лет). Еще более древние предполагаемые родственники птицемышей описаны из Месселя в Германии, а это уже от 43 до 49 миллионов лет тому назад. Так что вероятно птицемыши сидят где-то близ основания той эволюционной ветки, из которой потом появились голуби, стрижи, кукушки, дятлы и бох знает кто еще...
В настоящее время птицемыши живут только в Африке южнее Сахары. Правда уже лет 150 назад их стали привозить в Европу, но типичными домашними птичками для любителей они так и не стали. В Вене они живут в парке Шенбрунн в так называемом «Доме пустыни» (Wüstenhaus).


Все фото - мои. Две последние - Вена, Дом пустыни. Остальные - ЮАР, национальный парк De Hoop.
Tags: birds, foto, ЮАР
Subscribe

  • Дневник наблюдений вредного препода

    Давненько не злорадствовал по поводу студиозусов. В принципе понятно почему - то локдаун, то каникулы, я их давно в глаза не видел. Но вот начался…

  • 2500

    Отпуск - самое время для наблюдений за окружающей биотой. Детки уже шутить начинают, дескать все нормальные люди покемонов ловят, а мама с папой, как…

  • Über allen Gipfeln ist Ruh.

    В очередной раз ездил работать туда, куда нормальные люди ездят отдыхать. В данном случае - в район Лунгау - альпийскую долину почти в самой…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

  • Дневник наблюдений вредного препода

    Давненько не злорадствовал по поводу студиозусов. В принципе понятно почему - то локдаун, то каникулы, я их давно в глаза не видел. Но вот начался…

  • 2500

    Отпуск - самое время для наблюдений за окружающей биотой. Детки уже шутить начинают, дескать все нормальные люди покемонов ловят, а мама с папой, как…

  • Über allen Gipfeln ist Ruh.

    В очередной раз ездил работать туда, куда нормальные люди ездят отдыхать. В данном случае - в район Лунгау - альпийскую долину почти в самой…