le_ra (le_ra) wrote,
le_ra
le_ra

Categories:

из истории северонемецких земель, морское сражение при Гельголанде

Отгремели залпы победных салютов (кстати, в Австрии выходной день был не 8. и не 9., а почему-то 10 мая), а мне захотелось написать о совсем другой войне, также окончившейся в майские дни, но уже 154 года тому назад. 12 мая было обявлено о прекращении огня в датско-прусской войне 1864 года, она же - вторая шлезвиг-гольштинская, она же - первая война за объединение Германии. А последнее сражение произошло 9 мая, при активном участии союзной (в тот момент) германцам Австрии. И выступала Австрия в несколько необычной для этой континентальной страны ипостаси - военно-морской.

Первую шлезвиг-гольштейнскую войну 1848-51 гг. Дания выиграла во многом благодаря сильному флоту и устроеной немецкой торговле морской блокаде. Немцы решение создать военный флот приняли только в ходе войны, и, разумеется, ничего путного собрать не успели. Так, наскоро вооружили несколько коммерческих шхун, да еще датчане сами "подарили" фрегат Гефион/Эккернфёрде, захваченый в плен у одноименного городка. У австрийцев на Адриатике (в Триесте и Венеции) флот уже был, но одновременно с событиями в Шлезвиге началась революция в Италии. И австрийский флот почти в полном составе... перебежал к инсургентам (команды то состояли из этнических итальянцев). А тем, что осталось, в спешном порядке пригласили руководить... датчанина - коммодора Далерупа, одним махом повышенного до вице-адмирала. Короче, посылать против Дании стало некого.
Полтора десятилетия спустя дело обстояло уже несколько иначе. Австрийцы построили новый флот из современных паровых, винтовых и даже частично броненосных кораблей. Команды на этот раз набрали в Истрии и Далматии, провинциях куда более лояльных венской монархии, чем вечно недовольные раздолбаи-итальянцы. Немцы тоже что-то построили, но об этом позже.
В марте 1864 датчане ожидаемо объявили о тотальной блокаде прусского побережья, как Балтики, так и Северного моря. Последнее было особенно чувствительно, т.к. под "санкции" попадал вольный город Гамбург. В том, что датчане не шутят, пруссаки убедились очень быстро. Стоило немецким кораблям высунуть нос со своей базы на острове Рюген, как навстречу им устремилась датская эскадра. А поскольку бортовой залп одного только флагманского линкора "Скйолд" весил больше, чем таковой всего немецкого флота, пруссаки очень быстро повернули обратно и забились в устье Одера (Гавань Свинемюнде), куда датчане лезть не стали. Рапорт прусского капитана Яхмана об этом эпизоде, известном также как "перестрелка при Ясмунде" можно было бы перевести словами известного анекдота: "Ух, мы бы им врезали, если бы они нас догнали!"
Короче, на Балтике дело было глухо. Но можно было попытаться прорваться хотябы к Гамбургу. Для этой цели австрийцы собрали серьезную эскадру из линейного корабля и двух броненосных фрегатов. Однако для того, чтобы дотащить их из Адриатики до театра военных действий требовалось немало времени. Пока же вперед был отправлен авангард из двух винтовых фрегатов (50-пушечного «Шварценберга» и 31-пушечного «Радецки»), корвета и канонерки под общим командованием капитана 1. ранга Тегетхоффа. Датчане отрядили против них практически равные силы - эскадру контрадмирала Свенссона из двух винтовых 40-пушечных фрегатов и 16-пушечного корвета.
Но тут начались нюансы. Во-первых в ходе дальнего путешествия у Тегетхоффа поломались корвет и канонерка и их пришлось оставить в Англии. Во вторых, датчане успели четверть своих гладкоствольных пушек заменить более современными казнозарядными нарезными орудиями с существенно большей дальностью стрельбы. У австрийцев нарезной была лишь каждая десятая пушка. Ну и наконец, в-третьих, к австрийской эскадре не преминула присоединиться прусская военно-морская сила в составе трех вымпелов - двух маленьких канонерских лодок "Базилиск" и "Блиц" (по три пушки на каждой) и их флагмана - колесного (!) пароходика "Прусский орел", в цивильной жизни обслуживавшего почтовую линию Штеттин - Петербург. На него по случаю мобилизации пушек сумели воткнуть аж 4 штуки.
Полагаю, что когда австрийские мартосы увидели это "усиление", они долго ругались по-хорватски, однако деваться было некуда.
Противники встретились около полудня 9. мая 1864 года посреди немецкой бухты, в пределах прямой видимости от острова Гельголанд. Этим обстоятельством объясняется тот факт, что произшедшее сражение было детальнейшим образом задокументировано не только участниками, но и целым рядом независимых наблюдателей.

Гельголанд в то время был британской военной базой. Рискну предположить, что при первых же пушечных выстрелах весь персонал базы собрался на высоких скалах Гельголанда с подзорными трубами, хронометрами и записными книжками для составления подробного отчета - когда еще представится возможность понаблюдать за сражением из первого ряда партера!? С крутого обрыва "верхнего острова" очень хорошо видно, что творится в море на десяток миль окрест - когда-то сам имел возможность в этом убедиться. Коренные жители Гельголанда испокон веков промышляли тем, что собирали выброшенные на берег грузы и иные полезные детали кораблей, потерпевших крушение вблизи острова (а чтобы бизнес не заглох, иногда не брезговали установкой фальшивых маяков и других сигналов). Так что ряды зрителей пополнило еще и местное население. Впрочем их потайные надежды не исполнились - ни один корабль в тот день не погиб и подбирать было нечего.
Итак, пруссаки увидели датскую эскадру и чуя за спиной могучего союзника смело бросились в атаку. Тегетхофф очень быстро сообразил, что станет с любым из прусских суденышек после одного полноценного бортового залпа датчан и сам бросился вперед, для острастки постреливая куда-то в сторону противника (в завязке боя ядра со "Шварценберга" до датчан ожидаемо не долетали). Впрочем, австрийцам повезло - немецкие канонерки оказались не только слабее, но и значительно медленнее винтовых фрегатов. Т.е. Тегетхофф сумел составить из своих двух кораблей правильную линию баталии против трех датских, связав их боем, а слабосильных союзников оставить позади. В дальнейшем он несколько раз маневрировал таким образом, чтобы вклиниться между прусской и датской эскадрами, заодно уменьшая дистанцию к последней в надежде, что таким образом преимущество датчан в нарезной артиллерии будет не столь значительным. Датчане, имея один "лишний" корвет, сначала сконцентрировали огонь на "Шварценберге", а когда тот загорелся и потерял часть такелажа, перенесли удар на "Радецкого" и также основательно побили его. Тегетхоффу не оставалось иного выхода, как уводить свои корабли к острову Гельголанд (в территориальные воды Великобритании!), буквально толкая перед собой прусские канонерки. Маневр удался - датчане замешкались с поворотом и не сумели вовремя начать погоню. Этот успех пруссаки приписали себе - якобы метким выстрелом с одной из канонерок был выведен из строя рулевой привод флагманского фрегата "Юлланд", но датчане сей факт не подтвердили. Как бы то ни было, австро-прусские корабли добрались до границы территориальных вод вокруг Гельголанда. Когда же датчане сумели повернуть на курс преследования, им наперерез из-за острова выскочил английский фрегат "Аврора" и угрожая холостым выстрелом из носового орудия недвусмысленно дал понять, что тот, кто первым откроет огонь в британских водах, будет иметь дело с Роял Нэйви.
Датчанам не оставалось ничего иного, как гордо удалиться. Свое дело они сделали - блокада Гамбурга прорвана не была, как минимум один из австрийских кораблей избит до потери боеспособности, в то время как собственные потери довольно скромные. Победа - как по очкам, так и в оперативном смысле. И тем не менее абсолютно бессмысленная, поскольку за три недели до этого пали укрепления Дюппеля (https://le-ra.livejournal.com/175433.html) и на сухопутном фронте война для Дании была проиграна окончательно и безповоротно. Впрочем, моральный аспект дела безусловно тоже играет определенную роль. Войну 1864 года Дания не могла выиграть ни при каком раскладе, зато ей удалось проиграть "достойно". Для датского флота бой при Гельголанде стал вообще последним в его истории. Так что можно сказать - ушли непобежденными. Не случайно адмирал Свенсон стал национальным героем, а его фрегат "Юлланд" сохранили до сух пор, как корабль-музей. Тегетхоффа также оценили по достоинству. Он был произведен в контрадмиралы. Национальным героем его сделают пару лет спустя, после победы при Лиссе (по иронии судьбы - столь же бессмысленной, что и сражение при Гельголанде, т.к. успех, вернее неуспех, войны для Австрии решился в сухопутном сражении).
Однако, можно ли сравнить действия при Лиссе - безобразную "собачью свалку", в которую адмирал бросил свой флот тупо полагаясь на лучшее качество постройки и защиты собственных кораблей и безалаберность противников-итальянцев, с противостоянием одним из самых опытных моряков своего времени, сложным маневрированием под превосходящим огнем противника и необходимостью (успешно) прикрывать слабых союзников? На мой взгляд, если Тегетхофф и завоевал лавры великого флотоводца, то как раз за Гельголанд.
Tags: austria, germany, историческое
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments