le_ra (le_ra) wrote,
le_ra
le_ra

  • Mood:

так, навеяло.

Один день из жизни резидента.

 

На работу явился пунктуально, минута в минуту. Кивнул охраннику у входа в подъезд, помахал пропуском перед носом, прочитал во взгляде каждодневное легкое замешательство вперемешку с подчеркнутой вежливостью и удовлетворенный протопал в свой кабинет. Так вам и недо, постовым союзной державы, бдящим за безопасностью столь важного объекта.  И не пытайтесь запомнить нас всех в лицо, лучше вот пропуска изучайте. А лица что, они у нас всех  такие - открытые и честные, а помнить вам их не след, мало ли что.

Вот и в кабинете - следы союзного рвения. В смысле удружили местные доброхоты - день начинается со стопки продуктов местной сексотской службы, громоздящихся на письменном столе аккуратной стопкой. Он пробежал их глазами, лениво щурясь и лишь кое-где морщя лоб над выражениями чужого языка. Пару раз потянулся за словарем, не от большой нужды, смысл написанного был понятен и так, больше для интереса. Он любил их язык, древний и богатый, со своей неповторимой мелодией и строгой грамматикой. Изучение языка доставляло удовольствие. Разве это его вина, что расходовать это умение приходилось в основном на всякую ерунду, вот как сейчас. Резидент неторопясь отправил большую часть доносов в корзину для бумаг, но парочку оставил и подшил к актам, так, на всякий случай.

Следом на повестке дня стоял просмотр западного телевиденья. Тут идеологические противники позволили себе измыслить совсем уж ушлый приём. Запретить местным смотреть западные программы или каким-то образом заглушить трансляции было невозможно, и об этом знали все. Казалось бы, вот вам шанс, кричите, вещайте любую крамолу. Работник невидимого фронта задумчиво покрутил в руке карандаш, почесал им за ухом. Все это было бы полбеды.  Как местное население реагирует на пропаганду - уж ему то это было доподлинно известно. Все их шуточки и анекдоты, слухи и комментарии по этому поводу регулярно ложились на его письменный стол в виде аккуратных рабочих сводок. Так почему же чужая пропаганда, даже подкрепленная ореолом запрещенности, должна иметь больше шансов на успех? Нет, в этом плане можно было быть спокойным. Удар наносился совсем с другой стороны и другими методами.

Еще в разветшколе, разбирая образ жизни империалистического общества, маститые профессора объясняли молодежи, что реклама, которой с целью наживы пичкают средства массовой информации вызывает у телезрителей в основном отрицательные эмоции, раздражение. Только одного не учли бывалые бойцы - какие чувства вызывает реклама продуктов у людей, в силу особенностей общественного строя лишенных возможности приобрести эти самые продукты и получающих их лишь благодаря редким визитам родственников, обитающих по „ту“ сторону стены. Вот и его собственные дочки уж сколько времени клянчат у него в подарок какое-то там шоколадное яйцо с простенькой, дешевой пластмассовой игрушкой внутри. А ведь это всего лишь дети, ну какая тут пропаганда.

Он встал и выключил телевизор, прошелся взад вперед по кабинету, подошел к окну. Все-таки это провинция, ничего из ряда вон выходящего ожидать не приходится. Даже на границе в последнее время спокойно, никаких инцидентов. Это там, в центре, под липами, делается большая политика. Или дерзают коллеги по ту сторону стены, добывают ценные сведенья. Впрочем и там и тут все делается скорее по привычке, без былого энтузиазма. Да и чем все это кончится, никто не знает, ведь и Центр уже совсем не тот, что раньше. Он чувствовал, что готов к большему!

После обеда зашел шеф, небрежно выслушал текущий отчет. „Неформалы кажется опять зашевелились, будьте добры, Володя, проверьте по своим каналам, как у них дела. Ах, да, центр запросил дело этой ихней Анджелы, ну вы знаете, приготовьте свежую информацию, анализ и рекомендации.“

- Ну вот, опять рутина. - Подумал он провожая начальство взглядом. Неформалами называли членов альтернативных политических партий и родственных им церковных объединений, задуманных скорее для отвода глаз но в последнее время всерьез возомнивших себя политической силой. Что-либо активно предпринимать против них считалось дурным тоном, но и упускать из виду не рекомендовалось. Пусть перебесятся, а там посмотрим. Порывшись в актах он выудил искомую папку и неторопясь раскрыл. С фотографии на первой странице смотрело лицо женщины неопределенного возраста, с короткими светлыми волосами и бледно-голубыми глазами. Лицо скорее несимпатичное - нос картошкой, слегка подведенные веки, отсутствие выражения. Впрочем тут скорее ошибка фотографа. Баба, судя по всему, с темпераментом. Владимир пробежал глазами первые листы и взялся за карандаш. „Вот таким дурнушкам вечто неймется,“ - подумал он. „Вот еще наплачемся мы с ней. А может уже и не мы!?“

В целом же день удался, грех жаловаться. Он допишет отчет, в четыре можно запереть кабинет и идти домой с чувством выполненного долга, если конечно начальство не объявит внеочередных политзанятий. Но это вряд ли, шефу ведь тоже неохота торчать на службе дотемна в такой погожий и теплый день. В портфеле дожидается своего  часа заветная бутылка саксонского пива. Потом можно будет взять детей и пойти с ними гулять по набережной, мимо дворцов и музеев.  И помечтать!

Tags: Короткие рассказы
Subscribe

  • Дневник наблюдений вредного препода

    Давненько не злорадствовал по поводу студиозусов. В принципе понятно почему - то локдаун, то каникулы, я их давно в глаза не видел. Но вот начался…

  • Über allen Gipfeln ist Ruh.

    В очередной раз ездил работать туда, куда нормальные люди ездят отдыхать. В данном случае - в район Лунгау - альпийскую долину почти в самой…

  • Влажные шумят ковыли...

    На горе Бизамберг. Между ними тамбурины - крупные головки Юринеи (Jurinea mollis). Маленький уютный кусочек Паннонии в пешеходной…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments