Tags: Баба Карла

frog

Баба Карла об Австрии

В январе баба Карла успешно отпраздновала девяностолетие. Наш предстоящий переезд на юг ее конечно сильно опечалил, тем более что ее ближайшей целью было как раз дожить до того дня, когда наша Лиза пойдет в первый класс. Несколько утешило ее лишь наше обещание найти ей новых общительных соседей (тем более что среди претендентов на нашу кильскую квартиру нарисовался даже тот молодой человек от AWO, который и так приходит к Карле каждую пятницу поговорить "за жизнь" (есть тут такой специальный сервис для одиноких пожилых людей, AWO - благотворительная организация, которая такими делами в Германии занимается).
Потом Карла заявила, что если бы она была лет на 30-40 помоложе, то бросила бы все и поехала бы с нами. По профессии то она была Kindermädchen (гувернантка). И перспектива переселения в Австрию ее тоже не очень испугала бы.
 - в конце концов меня уже один раз туда направили, - сообщила она. - В Вене правда побывать не довелось, но в других частях - Тироле, Каринтии, изъездила все вдоль и поперек. В Клагенфурте вот даже в больнице полежала со сломаной ногой.
- Так ты еще и на горных лыжах каталась!? - удивились мы (ну как еще нормальные люди в Австрии ноги ломают)
- Да нет, все было совсем не так - начала Карла свой рассказ: - Дело то было сразу после войны, зимой 45/46 года. Военным комендантом в Клагенфурте был француз. Не то капитан, не то майор, важный такой, из иностранного легиона. Вот он и выписал гувернантку аж из Киля. Тогда для молодых девушек работы приличной было мало, за такие должности хватались обеими руками и любая дорога была не в тягость. А мадам у того майора была натуральная арабка из Алжира. И тоже важная донельзя. По немецки говорить отказывалась принципиально! Только на своем лягушачьем наречии. Победители, тоже мне...* Так и я волей неволей французский выучила, даже до сих пор что-то помню, иногда вот с Раймондой практикуюсь. (Раймонда - это тоже местная пенсионерка, но родом из Франции. Ненамного моложе Карлы, живет в соседнем доме). А выписали меня собственно для сыночка ихнево - восемь лет от роду, но такой бандит...! Меня не слушал ни в какую - не удивительно, он же видит, как мама евойная со мной обращается, нежто он хуже.  Вот  к примеру решил этот французско-арабский  бастард на коньках покататься... Разлил на кухне воды, открыл все окна, яйцо еще разбил для верности... Вот я на этом всем от души и навернулась! Перелом лодыжки, шесть недель в гипсе. А этому малолетнему хулигану даже и не попало всерьез. Потом я от них уволилась, полгода проработала в Тироле у разных семей да и вернулась в Киль. Тут и Ади моего освободили...
Даже интересно, кем этот пацан стал, когда вырос, да и жив ли еще...

*Ирония Карлы вполне обьяснима - французские войска в Алжире подчинялись режиму Виши и к союзникам примкнули в последний момент, когда исход войны был очевиден, и то их в активных военных действиях практически не использовали.
frog

Баба Карла и кандидаты в...

Карла все-же несколько тяготится своей вдовьей участью и несмотря на известный возраст иногда посматривает по сторонам в поисках новых спутников отрезка жизненного пути. "Вот," - говорит она мне сегодня утром, - "какие кавалеры проявили персональный интерес! Сразу два, на выбор!"
Я уже подумал, что она потихоньку дала обьяву в газету типа "молодая девушка постбальзаковского возраста желает познакомиться..." и первые кандидаты не заставили себя долго ждать. Но все оказалось много проще. Collapse )
frog

Баба Карла - про незаменимого папашу и антикварную сестрицу

Сегодня я, как Кевин, один дома остался. Жена с дочкой укатили в деревню, а я остался на хозяйстве. Заодно по мелочи за Карлой присматриваю - мусор там вынести или свежую газету принести (без утреннего Bilda жизни она, как викторианский джентельмен без свежей Times, не представляет).
Вдруг Карла в свою очередь тоже поинтересовалась, не помру ли я в одиночестве с голоду и способен ли приготовить себе, к примеру, яичницу. Поспешил ее успокоить, что уж с таким простым блюдом, как яичница, я как нибудь справлюсь, и вообще, поскольку мои кулинарные навыки формировались в походно-полевых условиях различных практик и экспедиций, я вполне способен и на блюда покруче, типа тушонки с макаронами, причем приготовленной в котелке на открытом огне. Особенно с тех пор как экспериментальным путем было установлено, что макароны лучше кидать в воду, когда та уже закипела, а не закладывать в котелок с самого начала.
В ответ Карла заявила, что вопрос далеко не праздный и пустилась в воспоминания о своей многочисленной родне: Отец - кучер, работал день деньской, и потому на приготовление пищи времени у него просто не оставалось. Что не являлось проблемой, ибо в те времена классического разделения ролей заботу о том, что поставить на стол, целиком перенимала мама Карлы. О редких же исключениях, когда папа все же пытался самостоятельно поджарить себе яйцо (ничего более сложного он даже в мыслях не допускал) об этих попытках тут же узнавал весь квартал. По запаху, разумеется! После войны, когда он овдовел и переселился жить к Карле и ее мужу, заботы о пропитании родителя автоматически перешли к дочери. Впрочем, даже в голодные сороковые и пятилесятые престарелый драгун (именно в таком качестве он прошел первую мировую) оказался востребованным. Ибо обладал уникальным умением, он стал единственным в своем роде и непревзойденным Collapse )
kampf

Ади и русские девушки. Рассказ бабы Карлы.

Наблюдая мой разговор с мелкой баба Карла вдруг заметила:
"а русский язык и впрямь не такой уж и трудный! Мой Ади всегда так говорил."
- А он был в России?
- А как же! И в Польше, и во Франции, и в России...

Подобно своему печально знаменитому тёзке Ади начал войну в чине ефрейтора. Даже оберефрейтора - в это звание его произвели практически сразу после мобилизации, за бравый вид и ловкость в обращении с винтовкой. Забегая вперед скажу, что закончил войну он Collapse )
frog

История от бабы Карлы - о сложных взаимоотношениях между полами на автомобильной почве.

По причине снега и гололеда баба Карла уже недели две из дому не выходит, но зато имеет собственный наблюдательный пункт у кухонного окна. Вчера вдоволь понаблюдав буксующие в снегу тачки и потуги автовладельцев вывести оные на чистую колею разразилась очередной, весьма поучительной историей.
Итак, у Карлы был муж по имени Ади. А у Ади, не иначе как на волне экономического чуда пятидесятых годов, появился автомобиль - опель-пикап, машина простая и надежная. А дальше - сложился типичный "любовный" треугольник. Констелляция, наверное знакомая очень многим - мужчина сидит за рулем транспортного средства, а слабая половина с переднего пассажирского сидения принимает посильное участие в процессе навигации.
В основном участие это состоит из фраз типа:
"Ади, куда ты гонишь!"
"Осторожно, не подьезжай к нему так близко, он какой-то нервный!"
"Светофор уже желтый, тормози, тормози!!!"
"Ади, здесь налево! Как, нет поворота!?! Ну тогда направо!"
Collapse )
Рыба

О торпедах и прочих вещах, полезных в хозяйстве

Эта история вполне вписывается в серию рассказов бабы Карлы, хотя основной источник тут иной, а именно дед моей жены - "Опа" Вильмов, к сожалению ныне покойный. Историю, свидетелем которой он оказался в "смутные" дни первой недели мая 1945 года, он рассказал лет пять назад, так что за детали не ручаюсь.
Он служил техником на военно-морской базе во Фленсбурге - том самом городке на границе с Данией, где еще продолжало функционировать нацистское правительство адмирала Денница.
Немецкая армия уже прекратила оказывать сколько-нибуть организованное сопротивление, но союзники еще топтались где-то в районе Гамбурга, понимая, что торопиться особо некуда. По традиции, сохранившейся еще с первой мировой, военный комендант Киля приказал открыть склады и арсеналы, чтобы гражданское население могло взять себе все, что можно использовать в хозяйстве. Все равно содержимое складов скоро достанется противнику, а уничтожать все подряд не было ни сил, ни смысла.
Жители города (многие из которых также имели опыт первой мировой за плечами) с особым энтузиазмом накинулись на "торпедное" сало. Дело в том, что торпеды в те времена покрывали слоем животного жира, который вполне мог найти применение и на кухне. К сожалению, со времен первой мировой этот жир претерпел одну существенную трансформацию - в целях защиты от раcxищения, а может просто для улучшения технических характеристик продукта, в него добавили некие ядовитые компоненты. О чем комендант забыл, а может просто не знал. В итоге в последние дни войны в Киле имело место массовое отравление торпедным жиром.
Вильмов и его приятель во Фленсбурге могли этого всего и не знать, но им было очевидно, что война закончилась и пора рвать когти "до хаты", причем желательно не с пустыми руками. Окрестности Фленсбурга и так уже превратились в "заповедник" для всяких эсэсовцев, партийных чинуш и прочих смутных личностей, лихорадочно спарывавших нашивки с мундиров и добывавших фальшивые документы. Тут у В. и его приятеля было неоспоримое преимущество - они оба были из деревень неподалеку от Фленсбурга, в Ангельне, где по-прежнему жили их родители и куда можно было упорхнуть в самый последний момент, прикинувшись мирными пейзанами (какими они в сущности и были).
Основная опасность исходила от собственных фанатично настроеных охотников за дезертирами. Известный Вильмову случай расстрела трех матросов-дезертиров, санкционированный самим Денницем имел место всего за два дня до подписания капитуляции - и это был не единичный случай. (Это к вопросу о том, какой Денниц был белый и пушистый и к зверствам не причастный. До сих пор непонимаю, как он в Нюренберге отделался червонцем с правом переписки и мемуаротворчества.)
Так что друзья тянули до последнего, и лишь когда cтрельба прекратилась окончательно (а англичан по-прежнему не было видно), подобрали на базе, что плохо лежало, и двинулись по домам. Дед Вильмов, человек скромный и воспитаный, взял немного жратвы из нз, кое-какие мелочи, что поместились в солдатcкий вещмешок. А вот приятель его решил не мелочиться. К дому родителей он подкатил на грузовичке с прицепом, на котором покоилась новенькая, еще ни разу не бывшая в употреблении Collapse )
frog

Под бомбами

Вдогонку предидущему посту - очередная страничка воспоминаний бабы Карлы. Страничка опять грустная, т.к. связана сo временем войны и разрушений.

Маленькое предисловие
Те, кто живет или подолгу бывает в Германии может быть обращали внимание на то, что в некоторых местах (по крайней мере у нас на севере это бывает повсеместно) каждую субботу точно в полдень начинают выть сирены. Дело тут ни в каком не символизме и ритуал сей чисто утилитарный. Просто в это строго оговореное и всем известное время пожарные службы проводят тест системы сигнализации и оповещения. По строгим немецким правилам столь жизненноважные системы подлежат регулярной проверке на работоспособность, а чтобы не перепутать с настоящим сигналом бедствия учебные тревоги имеют место быть исключительно по субботам в 12 часов дня. Заодно по ним можно сверять часы, как по пушке с Петропавловской крепости в Питере.

Разумеется, Карла прекрасно знает причину и время сирены. Но одно дело знать, а совсем другое - сопротивляться инстинктам, до мозга костей въевшимся в тело еще 65 лет назад. По-этому каждую субботу в 12 часов Карла обнаруживает себя стоящей в коридоре полностью одетой и с первой попавшейся сумкой или узелком в руках. Да, она знает, что это не сигнал воздушной тревоги, что никуда бежать не надо, что бомбы с неба не посыплются. Но, повторяю, одно дело - знать, а совсем другое - чувствовать...
Collapse )
frog

(no subject)

Возвращаемся из поездки - смотрим, перед подьездом стоит прицеп, дверь в квартиру бабы Карлы открыта и какой-то мужик выгребает упакованый в пластиковые мусорные мешки хлам. Сначала подумали худшее, но обошлось. Карла вышла на лестницу поприветствовать мелкую и обьяснила ситуацию. Мужик вовсе не чужой, а один из ее воспитанников. Вообще, иногда создается впечатление, что Карла вынянчила половину нынешнего населения города Киля. Она всю жизнь проработала воспитательницей в детских садиках и просто нянькой, на госслужбе, в частном порядке, а после выхода на пенсию - на общественных началах. И хотя собственных детей у нее не было, вся стена в прихожей oклеена фотографиями малышей - от новорожденных до примерно 4-5 летнего возраста. Некоторые с родителями и даже бабушками-дедушками, что, как правило, означает, что Карла за свою долгую трудовую жизнь успела понянчить не только детей, но и их родителей, а то и тех самых бабушек-дедушек. И мужик, орудовавшый в квартире и помогавший избавиться от кое-какого мусора вроде старых газет (на вид лет 50) оказался одним из воспитанников с пеленочно-горшочного возраста. Потому что чужих Карла в квартиру ни за что не пустит! И от патронажной сестры, вполне ей по возрасту полагающейся, упорно отказывается. "Вот когда исполнится девяносто, тогда и поговорим" - стандартная отговорка. Интересно, что она скажет через два года?
labirint

Крейсер бабы Карлы

В юные свои годы Карла была ни в коем разе не обделена возможностями лицезреть политическую верхушку страны. Иногда для этого даже не надо было покидать дом - практически все бонзы третьего рейха хоть раз, но прокатывались на своих мерседесах на расстоянии полета помидора от ее окна. Все очень просто - Карла жила в Киле, и не просто в Киле, а в районе Гарден, неподалеку от верфи. И даже не просто в районе Гарден, а на улице, прямиком к упомянутой верфи ведущей. А на верфи каждые пару месяцев закладывали новенькие корабли - символы грядущей военной мощи Германии. Вот спускать кораблики на воду и сьезжалась верхушка партии и правительства. Разумеется, предпочтение со стороны больших шишек отдавалось большим кораблям -крейсерам и линкорам.
Событие, о котором пойдет речь, случай известный и уже стало достоянием истории. Но в лице бабы Карлы я имел случай беседовать с очевидцем.
Collapse )
frog

Продолжение истории от бабы Карлы о "внимательном" соседе

Который не всегда ограничивался предупреждениями, но и постукивал на самом деле. По крайней мере на этот факт указывает судьба другого соседа, проживавшего на той же улице в Гардене, что и семья Карлы. Его таки чьи-то добровольные сообщения подвели под монастырь, в смысле под концлагерь.
Oн выжил, и даже сумел вернуться после войны на ту же самую улицу, поселиться в одном из построеных заново домов (чинить в Киле было, как правило, нечего, весь центр города отстроили с нуля). Как и у почти всех, кому посчастливилось пережить пребывание в этом, якобы дарующем свободу через ударный труд, заведении, у соседа начались некоторые странности. Так, он целыми днями сидел у окна и, как завороженый, смотрел вдоль улицы. Он ждал. Ждал, когда по улице пройдет человек, напрямую виновный в его злоключениях. Он или догадывался или даже знал наверняка, кем обязан пребыванием в местах отдаленных. Что он собирался сказать доносчику, что сделать, так и осталось загадкой. Он прождал долгие годы - безуспешно.
Collapse )